Общенациональный союз некоммерческих организаций
Роснко
Интервью Новости членов Союза НКО

Интервью с руководителем Фонда «Святое Дело»

Благотворительный фонд «Святое Дело» помогает реабилитироваться детям с ДЦП и аутизмом. Занятия с детьми проходят на базе современного медицинского центра. В беседе с руководителем фонда Любовью Константиновной Шубенкиной мы узнали, как фонд реализует уникальные программы реабилитации и обсудили другие проекты фонда.

– Расскажите, как родилась идея создать фонд?

Любовь: В конце 90-х я занималась бизнесом. Один мой знакомый, который работал в благотворительном фонде, уговорил меня съездить с ним в Москву. Ему требовался человек, который будет помогать в управлении фондом. Я согласилась поехать, и, знаете, очень прониклась, увидела людей, которые серьёзно занимаются благотворительностью, увидела, скольким людям нужна помощь… В итоге, я приняла решение возглавить фонд. Сначала я совмещала бизнес и благотворительность, а потом поняла, что не справляюсь, продала бизнес и часть денег вложила в фонд, чтобы платить зарплаты сотрудникам.

– Вы не сожалеете, что пришлось оставить бизнес?

Любовь: Не сожалею, мне это столько дало, я многое поняла в жизни и до сих пор продолжаю понимать, учиться человеческому общению, милосердию, состраданию.

– Вы продали бизнес, чтобы платить зарплаты в фонде, неужели фонд ничего не зарабатывал?

Любовь: Ну, благотворительный фонд – это некоммерческая организация и, как правило, существует на пожертвования добрых людей. А в самом начале нет опыта, нет истории, нет имени, нет доверия. На это нужно время. Вы знаете, 20 лет уже прошло, тогда были такие ситуации, когда людям нечего было есть. Был один богатый человек, который хотел нам помочь крупной суммой денег, но при условии, что вручит деньги сам. От нас требовалось подготовить списки нуждающихся и пригласить его, чтобы он вручил деньги лично. И знаете, одна мамочка ноги его целовала. Она сказала, что у нее уже были мысли лечь с детьми и открыть газ, потому что им нечего есть. Это были очень сложные времена. Вот в таких условиях мы и начинали потихоньку работать.

– А на что же жил фонд?

Любовь: В то время Республиканский фонд в Москве объединял все благотворительные фонды в стране, каждый год мы ездили на съезды в Москву, и черпали там идеи. Так, от руководителя Саранского фонда, мы узнали про благотворительные лотереи, пригласили ее к нам и, с ее помощью, провели 4 благотворительных лотереи, собрав немного денег. Потом мы развешивали «копилочки», такие ящички для сбора пожертвований, это были тоже первые шаги. Ну а потом мы все-таки активно стали работать с бизнесом, и нашлись люди, которые до сих пор нас поддерживают.

– Сейчас вы по-прежнему только на пожертвования живете?

Любовь: Не просто всё время ходить с протянутой рукой. И мы искали направления, с помощью которых мы смогли бы зарабатывать. Мы не можем торговать оружием, наркотиками и женщинами, потому что это благотворительный фонд (смеется). Это я к тому, что мы искали направление, которое было бы благородным.

И тут не было бы счастья, но несчастье помогло. У меня заболел близкий человек, у него грыжи позвоночника. Кто-то нам подсказал фамилию Бубновский, мы поехали в Москву на лечение, и, вы не поверите, чудо произошло, лечение помогло. И тут у меня щелкнуло! Вот! Я нашла направление! В итоге мы организовали центр лечения спины по методике Бубновского, которому уже 16 лет. Благодаря нашему центру лечения спины в фонде работают программы профессиональной реабилитации для детей с ДЦП и аутизмом.

– Можете рассказать поподробнее о проектах фонда?

Любовь: В настоящий момент у нас три проекта – победители президентского гранта, это проекты «Птицы белые», «Расширяя границы» и «Душа родилась крылатой». Начинали мы с проекта «Душа родилась крылатой» – это реабилитация, и очень серьезная. Мы закупили оборудование, с детьми работают специалисты врачи, кенезиотерапевты, эрготерапевты, логопеды, остеопаты, психологи. В общем, большой штат.

Мы начали реабилитировать детей и увидели еще одну проблему. Мы живём в Пензе, и к нам обращаются родители из Пензы, но, есть ещё область. Семьи из области часто не имеют возможности приехать, а специалистов там нет. В итоге родился проект «Расширяя границы». Мы взяли три пилотных района и выезжали к ним, 10 человек специалистов. Мы приезжали, проводили обследование детей, вели занятия, давали рекомендации и показывали, что можно сделать в домашних условиях. Некоторых детей мы потом приглашали к нам в Пензу, потому что понимали, что им нужна помощь реабилитационного центра. Мы снимали им жилье и занимались с ними более плотно.

И последний проект «Птицы белые». Это детский центр дневного пребывания. Дело в том, что в семьях с детьми с ДЦП или аутистами мама зачастую не работает, потому что она такого ребенка оставить не может, а папа, как правило, покидает семью. Центр дневного пребывания создан, чтобы облегчить мамам жизнь, чтобы они могли где-то оставить ребенка и заняться своими делами.

Удивительно насколько это востребовано. У нас пока всего две группы по пять человек, старшие и младшие. С ними занимаются психологи логопеды, эрготерапевты. Дети в младшей группе учат стихи, песни, танцуют, поют, общаются. Со старшими детьми ведутся занятия по профессиональной подготовке.

– Этот детский центр не только для детей с ДЦП, но и для аутистов тоже?


Любовь: И для аутистов тоже, но с аутистами сложно. Когда нам впервые привели ребёнка аутиста в детский сад, я подумала, что мы не сможем. Аутисты – это другой мир, понимаете, другая планета. Целый день Саша носился, включал и выключал свет, электроприборы, пытался добраться до плиты на кухне. Мы целый день занимались только им. Но, вы знаете, концу дня с ним провела занятие психолог, и сказала, что всё получится, мы его должны оставить. Сейчас он стал более спокойным и даже помогает детям с ДЦП. Мы стараемся, чтобы они дружили и заботились друг о друге.

– А старшая группа чем занимается?

Любовь: Мы развиваем ребят в профессиональной области, которую они сами выбрали. Сначала мы выяснили, кем ребята хотят стать, что делать. Как ни странно, в основном пришли дети, которые хотели бы быть журналистами. Одна девочка хотела бы быть просто журналистом, другой мальчик – спортивным комментатором, еще один мечтает стать театральным критиком. Мы нашли педагога, который с детьми занимается. Приглашаем к ним специалистов из разных сфер деятельности, которые делятся с ними секретами мастерства. Конечно, чудес не бывает, чтобы раз – и стал профессионалом, но ребята двигаются вперед, и это заметно. У нас скоро итоговое занятие, на которое они готовят интервью, причем сами придумывают вопросы и ищут героев, никто им не помогает. Парень, который хочет стать спортивным комментатором, например, готовит интервью с футболистом.

– Вы сказали, что есть старшая и младшая групп, а какого возраста дети в этих группах?

Любовь: Младшая группа до 12 лет, но мы смотрим, на какой возраст реально тянет ребенок, а старшая группа примерно с 13 лет и до бесконечности, самой старшей воспитаннице вообще 33 года. Она такой человек, я вам передать не могу! Я на нее равняюсь, беру пример, когда у меня отчаяние бывает. Она колясочница, у нее очень тяжёлое заболевание. Но она при этом пишет стихи, уже три сборника вышло, готовит четвертый, прыгает с парашютом. А как она у нас в центре занимается! Это такая трудяга, такая сила воли и желание жить! Дорогого стоит быть рядом с таким человеком.

И ещё одна хорошая новость у нас. Две мамочки благодаря нашему детскому саду трудоустроились. Причем одна из них пришла к нам работать воспитателем, и ей цены просто нет. У нее свой ребенок такой, она понимает все трудности, и она счастлива, что имеет возможность трудиться, быть на людях, а не сидеть дома с больным ребенком.