Общенациональный союз некоммерческих организаций
Роснко
Интервью Новости членов Союза НКО

Интервью с руководителем Фонда «Святое Дело»


Благотворительный фонд «Святое Дело» помогает реабилитироваться детям с ДЦП и аутизмом. Занятия с детьми проходят на базе современного медицинского центра. В беседе с руководителем фонда Любовью Константиновной Шубенкиной мы узнали, как фонд реализует уникальные программы реабилитации и обсудили другие проекты фонда.

– В вашем центре практикуется индивидуальная помощь, и некоторые дети ходят к вам много лет. Расскажите, как можно получить помощь вашего фонда, что для этого нужно?



Любовь: Нужно просто прийти и написать заявление, обозначить свою проблему. У нас наряду с серьезными программами есть просто адресная помощь, например, если что-то у тебя случилось, или нужно билет купить до другого города. Мы, в общем-то, никому не отказываем.
Хотя есть такие индивиды, которые, просто любят ходить за помощью, но мы уже приобрели определенный опыт и интуиция подсказывает, это раз, а, во-вторых, мы, конечно, без документов ничего не делаем, пытаемся все выяснить, едем домой смотрим так ли это на самом деле…
Хотя всё бывает, иногда документы в порядке, а потом выясняется обман. У нас такой случай был, пришла мамочка, все документы в порядке, восемь детей. Мы собирали ей средства, и продукты, и одежду. А потом выяснилось, что женщина эта находится в федеральном розыске. Оказалось, что с ней было только двое детей, остальные жили с отцом на Украине.

– Хорошо, допустим, пришли родители, написали заявление на реабилитацию, вы объявили сбор денег. Что дальше происходит?

Любовь: Даже если деньги собраны не в полном объеме, мы всё равно берём ребёнка. Например, у нас есть деньги, собранные на год реабилитации для Пети Иванова, но он пока не ходит, потому что уехал в клинику на операцию. Мы на этот месяц-два берём другого ребенка. Получается интенсив, мы показываем ребенку и родителям, что можно сделать, как заниматься самостоятельно.

А вообще, наши реабилитационные программы уникальны, потому что и коммерческие учреждения и государственные проводят реабилитацию с ограничением по времени. Допустим, 21 день. А наш детский центр существует почти 10 лет, и некоторые дети к нам эти десять лет ходят три раза в неделю. То есть реабилитация идет постоянно.

– Привлекаете ли вы волонтеров к работе в фонде?

Любовь: Мы эту тему долго обсуждали. Волонтерство – это хорошо, но не всегда. Например, мы раз в год проводим фестиваль для людей с ограниченными возможностями, он называется «Мы вместе». Уже 12 лет проходит этот фестиваль, и на него отбираются действительно достойные кандидатуры. У нас нет такого, что раз ребёнок с отклонениями, его должны пожалеть и сказать, ты молодец. То, что эти дети делают, вызывает только восторг и восхищение. Так вот, на фестиваль мы приглашаем волонтеров. Там нужно встретить, проводить, воды принести, помочь с коляской. Это всё-таки разовая работа.

А так…Ну, что такое волонтёр? Сегодня могу, завтра – нет, сегодня хочу, завтра – нет. А когда у тебя серьезные программы, никакой волонтер, конечно, не подойдёт. Плюс в наших программах на долгосрочной основе задействованы врачи, труд которых должен оплачиваться.


– Вы рассказали про основные проекты фонда, которые связаны с детьми с ДЦП и аутизмом, но у вас, насколько я понимаю, есть проекты, не связанные с такими детьми, например, проект «Пуговка». Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом проекте.

Любовь: У нас есть еще один проект, помимо «Пуговки», он называется «Вторая жизнь ваших вещей». Мы собираем ненужную одежду. Причём иногда привозят вещи, которые, вроде бы, и не годные, чтобы сносить, но ткань хорошая. Поэтому мы и решили организовать проект «Пуговка», где учим шить и перешивать вещи всех желающих.

Нам с этой программой очень помогли местные власти, дали ссуду. Мы закупили швейные машины, оверлок, всякие принадлежности в виде ножниц и всего прочего.

У нас одна мама пришла, которая иголку в руках не держала, сейчас она купила швейную машинку, обшивает всех своих детей, шьет на заказ. Иногда мы игрушки шьем. Мамочки, которые приводят своих детей в наш центр, чтобы не бездельничать, пока с их детьми занимаются, с удовольствием шьют. Вот такая программа.

– А игрушки продаете?

Любовь: Пытаемся продать, но, на самом деле, на них мы почти ничего не зарабатываем. Цель здесь другая, наш человек ходит с этими игрушками по разным организациям, предлагает купить, рассказывает о фонде. Это такая живая ходячая реклама. Кто-то покупает, кто-то смеется.

– Вы упомянули про проект «Вторая жизнь ваших вещей», расскажите поподробнее об этом проекте.

Любовь: Нам можно сдать абсолютно любую одежду, но, конечно, больше востребована детская. Дети быстро растут, часто нам приносят практически новые детские вещи, потому что ребёнок быстро вырос. Вещи мы обычно раздаем местным семьям, иногда везем в область.

Однажды нам написала бабушка из Челябинска, у нее два внука, а дочь ведет асоциальный образ жизни. Им нужны были детские вещи. Мы собрали необходимые вещи и еще денежку в посылку положили. Вы не представляете, какое она нам письмо написала с благодарностью. На самом деле, людям некоторым очень тяжело живется.

Иногда к нам приходят люди без определенного места жительства, и мы им тоже не отказываем. Пытаемся их повоспитывать, хотя это бессмысленно, потому что образ жизни такой. Мы для себя решили, пусть хотя бы сменят одежду, посидят, чай попьют.

– А если какие-то вещи не разбирают, вы их на переработку сдаете?

Любовь: Нет, у нас в Пензе есть Дом ночного пребывания. Если какие-то вещи не востребованы, например, мужские пиджаки, мы их отдаем туда, а они с удовольствием берут. Это раз. А, во-вторых, мы некоторые вещи перешиваем. Например, шьем детям костюмы к праздникам, у нас и Масленица, и Новый год, и дни рождения.